Общественный институт глобального и регионального управления

Символьный метафорический язык фазового портрета человека

  • Автор: коб-институт.com.ua

В статье развиваются представления о содержании, свойствах, конструкции и внутренних логиках метафорического языка, основанного на полном метафорическом алфавите. Ключевые слова: фазовый портрет человека, фазы как метафоры, символьная представленность метафор. Логика П.С. Порецкого. Вскрываются механизмы практического использования метафорического языка как эвристического регулятора и стимулятора в процессе принятия решений.

Фазовый портрет человека, или «Ключ Творения» [1], являет нам структуру и последовательность форм движения (движения как философской категории, а не механического способа перемещения) в процессе становления человека как биологического, социального и духовного существа.

Последовательность смены форм движения указывает на смену доминант и возникновения новых форм движения сущности человека. При этом каждая форма обязательно несёт в себе и новое качество, которое никак не сводится к сумме предыдущих, хотя и содержит их в себе. Что ещё характерней и важней, в этом движении лапласовский детерминизм занимает хоть и своё, но весьма скромное место. Любая из фаз предопределена не только уже предыдущими, пройденными, но и теми, которые не пройдены, и которые конкретный человек может и не пройдёт никогда. Но которые содержатся в опыте человечества. Каждая фаза развития человека описывается своей метафорой[1], раскрывающей содержание данного этапа, как необходимого, формирующего гармоническое развитие личности. Нарушение, неполное завершение развития или переразвития этапа (фазы), приводит к появлению комплексов неадекватного реагирования субъекта на изменения во внешней природной среде и социуме, и как следствие, к страданиям и девиантному поведению [2].

Количество фаз оказалось строго ограничено 24, и все они построены на фундаментальных физических константах нашей Вселенной. Идея метафорического алфавита всплыла на поверхность после открытия этих фаз. Достаточно было только присвоить каждой фазе свой символ, и она тут же становилась «буквой» метафорического алфавита.

Полное прохождение каждого человека по всем фазам не происходит за одну земную жизнь. Духовные качества, как наиболее ёмкие и трудные по освоению, чаще всего постигаются в течение многих воплощений в материальной реальности и завершаются формированием духовной сущности космического масштаба — «Адамом Кадмоном» — со-Творцом Вселенной. То обстоятельство, что полное прохождение конкретного отдельного человека всех фаз становления за одну земную жизнь невозможно, не отменяет того, что все эти фазы уже были пройдены кем-то в Человечестве и в человеке родовом существуют. Кроме того в человечестве всегда есть те конкретные люди, которые как раз сегодня и проходят высшие фазы становления. И потому смело могут эксплицировать своё знание, которое работает и участвует в становлении человечества, но понимается с трудом всеми теми, кто ещё в пути и которым ещё далеко. Эта трудность обусловлена, прежде всего, парадигмой Знания данного Осевого Времени (Эона), развитостью семантического поля, как конкретного человека, так и парадигмой науки, а также некоторыми социальными причинами. Мы смогли написать эту статью только благодаря установившейся в ряде направлений постнеклассической парадигме науки и ликвидации двух видов засилья: светского идеологического и религиозно-фанатического.

По причине постоянного присутствия в человечестве людей достигающих совершенства, знание «фазового портрета» человека, несомненно, было осознанно ещё в древнейшие времена, вероятно допотопного периода, и передавалось как сакральное в жреческих сословиях различных народов. Это разные системы передачи знаний — карты Таро, книга И-цзин, Руны. Но всех их объединяет способ прочтения текста из контекста раскладов символьных элементов системы. Причём, такой расклад всегда не линеен, всегда представляет собой «системоквант». Прочтение этого «системокванта» чаще всего происходит как отрицание подавляющего большинства вошедших в него элементов (метафор) и порождение новой метафоры.

Ниже мы будем говорить о рунической символике метафор фазового портрета вовсе не потому, что пылаем к ней мистической любовью. Рассматриваемые 24 фазы были найдены нами после безпристрастного анализа всех и всевозможных учений. После их открытия встала естественная задача обозначения каждой фазы какими-то символами. Ими легче оперировать и их легче математизировать. Так поступали до нас все учёные и систематизаторы. Но мы не стали «изобретать велосипед». Мы просто совместили руны Старшего Футарка, взятые в естественном порядке, с последовательностью фаз, предварительно строго математически определив точное место первого знака. Это был момент истины и научного везения, ведь все руны совпали по метафорическому содержанию с таким же содержанием (наполнением) фаз, открытыми нами тогда, когда о Рунах мы ничего не знали! А 25-я, пустая Руна, или пустой круг, дала нам подсказку о том, что фазы свёрнуты в круг. Даже если бы о символах рун мы так и не узнали, то всё же пришлось бы составить некую максимально простую и надёжную праматрицу для извлечения символов обозначающих фазы. И гениальнее чем древние мудрецы, мы бы эту проблему не решили. Ведь праматрицей рунических символов является равносторонний треугольник, простейшая из замкнутых плоских фигур! [3]. А дальше прозрения посыпались как из рога Изобилия. Ситуация в знании человека стала напоминать ту, что сложилась в энштейновской физике, когда открытия в ней не делал только ленивый.

Сегодня нам совершенно ясно, что полный 24 фазный метафорический  алфавит есть не что иное, как психогенетический алфавит. Если четыре «буквы» генетического алфавита формируют тексты, описывающие нашу соматику и частично психосоматику, то 24 буквенный психогенетический алфавит описывает человека, имеющего все атрибуты — и телесный и чувственный и духовный. Все последствия этого прорыва не опишешь. Для понимания его сути достаточно вспомнить тот прорыв в Знании, что дала генетика. Открытие метафорического алфавита перевело Знание о Человеке как целостности из «догенетического периода» в генетический и постгенетический. По сути, это знание следующего, седьмого социогуманитарного уклада [4]. Психогенетический алфавит и язык – это язык второго уровня по сравнению с генетическим. Как раз он то и способен вскрыть механизмы запуска в работу генов, которые просто необъяснимы языком первого уровня.

О рунах нам известно ещё из преданий о боге Одине, получившим через специальные психотехники знание о них. Каждая отдельная руна символизирует определённый класс метафор, описывающих особенности формы движения становящегося  человека на той или иной фазе. Это надо пояснить на примере. Руна — символ, надпись на помещении, некоем «салоне», внутри которого находится ряд «вещей» характерных для этого «салона». Мы прекрасно понимаем, что одно дело салон космической техники, а другое дело — косметический салон. И потому для узнавания рун надо по каждому «салону» хорошо побродить и ознакомиться с экспонатами до уровня, когда весь «гештальт», или «глосс» этого салона станет реальностью для вас, в которой вы будете легко ориентироваться. Для каждого из этих «салонов присутствия» уместны свои адекватные реакции (алгоритмы деятельностной активности), по достижению поставленной цели.

Однако со временем первичное, ядерное знание было постепенно утрачено из-за того, в основном, что его интерпретаторы привносили своё, более продвинутое, на их взгляд, понимание рун. Возникло явление «испорченного телефона». В результате появились многочисленные рунические системы, зависящие не от истины, а от амбиций «великих знатоков», а знание базовой составляющей было утрачено.

Самые честные исследователи в этом признались давно [5]. И только открытие фазового портрета человека расставило всё на свои места. Ключ к рунам снова обретён. Руны не что иное, как полный фазовый портрет человека, или его психогенетический алфавит. Оспорить это знание сможет только тот человек, который придумает мир, где число Ф (золотого сечения) не будет равно 0,618. То есть мир с иными фундаментальными константами.

Покажем только немногое, что можно открыть этим ключом, который кратко и частично охарактеризуем в интересах задач этой статьи. Рунический алфавит оказался интерактивным. Его буквы, как попало, не складываются ни в слова, ни в тексты. Это «складывание» подчинено ряду внутренних логик, причём не только Аристотелевых, и математике, но уже не Марковской. Кроме того, метафорический язык не тот линейный, разворачиваемый в безконечно длинных текстах, к которым мы так привыкли из книг, что уже и не подозреваем существование иных языков. Событийные ряды метафорический язык описывает всегда «скачками», или «системоквантами».

В каждой точке бифуркации приходится делать выбор, который всегда — макро квантовый скачок. В момент этого скачка мы сбрасываем виртуальную «шубу» возможных множеств решений. И принимаем лишь одно. Так порождается реальность. Внутренние логики и математики метафорического языка конкретизируют методы достижения различных целевых задач, стоящих перед человеком. Несмотря на всю её «размытость», — метафора достаточна для того, чтобы свободно ориентироваться в многомерном пространстве внутреннего мира человека. Эта метафора становится применимой в практике жизни, начиная с конструирования целей, принятия решений для достижения этих целей и заканчивая построением программ автопоэзиса человека.

Рассмотрим далее некоторые свойства и конструкционные элементы метафорического алфавита и языка на примере только одной спорной, но упорно применяемой много тысячелетий практике. Это практики бросания жребия, или «гадательные» практики. Доминирующее внимание уделим одному из простейших и самых важных в практике жизни свойств метафорического алфавита. А именно — технологии применения метафорического языка в качестве эвристического регулятора и стимулятора. Эта технология высокоэффективна для принятия человеком решений в современной, перенасыщенной, ложной и недостоверной информацией среде, в условиях рисков, дефицита времени, манипуляторных влияний на принимающего решения человека. И что ещё важней, влияний на подпороговых и неосознаваемых уровнях.

По сути дела эти условия характерны для всего современного бизнеса, политики, военного дела, операторов сложных технико-человеческих систем, да и всей современной жизни. При этом наше внимание сосредоточим на формировании человеком замысла решений. Ибо свобода в замысле влечёт за собой все остальные свободы, позволяет выстроить сценарии и задачи конкретного характера, которые не будут парализованы и заблокированы манипуляторами, недобросовестными конкурентами и просто мошенниками. Современный человек в своей массе отчаялся принимать какие-то решения. Призывая к свободе, он бежит от неё сломя голову [6]. Люди отторгнуты от свободы, прежде всего потому, что их никто не учит принимать собственные решения. В наше время это явление только усиливается. Процент людей с реактивным стилем жизнедеятельности только растёт, перевалив за 90%. Так рулим ли мы, люди, своей жизнью? А если не рулим, то кто тогда делает это вместо нас? Мы навигаторы, стоящие у руля, или рабы в трюме, обречённые с ужасом ждать, когда корабль потонет?

Навигационные свойства метафорического языка.

Строение метафорического языка как конструктора символов.

Лозунг «Хочу всё знать!» в наше время лишился какого-то значения. Поток информации растёт по экспоненте. Многие забывают быстрее, чем что-то узнают. Иначе голова просто взорвётся. Когда-то всё тайное становилось явным и люди в это верили. Сегодня всё явное становится тайным куда быстрее. Кто из нас, пользующихся компьютером, знает о том, что заложено в его чипах? Из научно-утверждённого, наш мир становится магически неопределённым. Это настоящий Информационный Апокалипсис. Прав был Козьма Прутков, многократно повторявший фразу «Нельзя объять необъятное». Люди должны озаботиться более скромной и актуальной задачей. Объять необъятное нельзя, но ориентироваться и вести навигацию, простраивать в этом необъятном траекторию пути Человека можно. Опыт в этом у человечества большой и это касается как пространств реальных, так и виртуальных.

Чем дальше мы исследовали фазовый портрет человека, метафорический алфавит и язык, логики и качества, тем больше убеждались в том, что человек как раз для этого и создан, чтобы легко ориентироваться и творить в насыщенной информационной среде. Что как раз здесь-то он и проявляет дремлющие в нём и лишь изредка проявляющиеся качества Человека Совершенного. Что мы потому и испытываем когнитивный испуг перед валом информации и разворачивающейся бездной грядущих открытий, что пытаемся не утонуть в ней, имея в арсенале утлые лодчонки «наукотехники». Потому что задачи, стоящие перед нами неадекватны имеющимся инструментам. Некоторые вещи непонятны нам не потому, что наши понятия слабы, а потому что они не входят в круг наших понятий (К. Прутков).  Мы растерянно стоим перед целиной, в которой надо вырыть котлован для небоскрёба, имея в руках только детскую лопатку. Но зато это «правильная, научно обоснованная лопатка».

Да, учёные прекрасно понимают, что любое знание ограничено языком, при помощи которого оно производится. Выше головы не прыгнешь. Но стоит вам кому-нибудь из остепенённых и признанных учёных сказать о том, что такие языки есть и показать рунический алфавит, как вы тут же услышите обвинения в шарлатанстве и ощутите «праведный научный гнев». А напрасно. Великий физик Вольфганг Паули ещё в 1952 году ставил задачу поиска единого символического психофизического языка. Вот эта цитата:

«Для невидимой реальности, о которой мы имеем лишь отрывочные свидетельства в квантовой физике и в психологии неосознанного (unconscious), единый символический психофизический язык должен, в конце концов, быть адекватным, и это та отдалённая цель, к которой я на самом деле стремлюсь. Я вполне уверен, что конечный результат будет одним и тем же, независимо от того, начинаем ли мы с psyche (идеи) или с physis (материя). Таким образом, я рассматриваю разграничение между материализмом и идеализмом как устаревшее». Вольфганг Паули (Из письма Паули к Розенфельду от 1 апреля 1952 года. Письмо 1391 в [Meyenn (1996)], p. 593. Перевод Гарольда Атманспачера и Ганса Примаса в [Atmans- pacher H., Primas H. (2006)]).

И вот эта цель нами достигнута. Фазовый портрет человека, собранный чисто через сборку, наблюдение и обобщения духовной практики человечества совпал с математической моделью фазовой развёртки Универсума.(1) В чём же причина  «неприятия»? А в том, что никому не хочется безжалостно развалить так трудно построенный и уютный домик своих представлений.

Никто из нынешних учёных не выполнил «упражнения №1», применяемое при подготовке мудрецов. Именно с него Марпа начал готовить великого йога Тибета Миларепу. Он заставил Миларепу голыми руками строить дома из камня, а по окончании безпримерно трудного строительства — разваливать их. Пока после четвёртого раза Миларепа не стал сокрушённо рыдать, а лишь весело засмеялся. Западный учёный всю жизнь строит только один дом, пока он не развалится под собственной тяжестью и не погребёт останки строителя. И такова, по сути, вся сегодняшняя наука, давно не наука, а по выражению В.Н. Волченко — «наукотехника», которая, разваливаясь под собственной тяжестью, грозит погрести под своими обломками нас всех.

И дело вовсе не в том, что мы пытаемся её «отменить». Каждая парадигма работает в своей области — и пусть работает. Только апологетам конкретной парадигмы не нужно претендовать на знание Единых Законов Бытия и быть скромнее в своих притязаниях. Великий Сократ, обладая честностью, порядочностью и мужеством, говорил, что он «знает, что ничего не знает». Перед величием Божественного всезнания мудрый кичиться познанными крохами никогда не будет… Знающий умалится. Умалившийся прозреет, прозревший сам станет светом. (Кумранские рукописи)

Дело в том, что надо вернуть науке Дух Новизны, дух Творчества, Дух исканий и научное мужество. То есть Дух Науки. При этом следует заметить, что это проблема не в науке сложилась. Это плод общего духовного обнищания, без духовности и, как следствие — без субъектности. Той самой без субъектности, которая и есть главная болезнь нашего социума.

Начала навигации. Гомеостатический подход.

Логика Порецкого. Элементы практик с их применением.

Навигация в реальном или виртуальном пространстве возможна лишь при наличии точки отсчёта, привязки, позиционирования в этом пространстве. Необходимым условием такого позиционирования является восприятие в этом пространстве объектов и субъектов, а также фазовых отношений между субъектами и объектами. Субъект отличается наличием собственной спонтанной или вынужденной активности, а объект — только пассивной, вынужденной реакцией на деятельностную активность субъекта.

Субъекту свойственна большая динамичность, спонтанность выбора стратегии действий и рефлективность (отображения) своей внутренней и внешней среды, что создаёт предпосылки адекватного реагирования на их изменения.

Для дальнейшего изложения проблематики воспользуемся гомеостатическим подходом, простраиваемым в границах философского конструктивизма и постнеклассической парадигмы науки[7].

Согласно этому подходу:

 всей совокупности понятий объектов во внутреннем мире субъекта, образующих пространство, информационным аналогом в его системе управления будет являться n–мерная матрица параметров, которая показывает последовательность расположения объектов друг относительно друга;

 аналогу времени будет соответствовать m–мерная матрица фазовых отношений между параметрами.

Фазовые отношения задают логику и последовательность взаимодействий между параметрами и аналогами их объектов в пространствах реальностей. Человек, запрашивая на фазовом портрете человека решение конкретного вопроса, как бы «случайным» образом, а на самом деле спонтанно, получает определённое топологическое распределение рун (или другой системы символов), каждая из которых является информационным блоком, содержащим параметры и отношения между ними. Толкование конкретного смысла, содержащегося в блоках и их сочетаниях, конкретизируется интерактивными свойствами языка и смысловыми параметрами запроса. Абстрактные «вопросы ни о чём» будут ответом ни о чём, то есть пустым множеством. При проведении виртуального переноса значений параметров на субъекты запроса, возникает метафорический ответ. Запрос, предъявляемый к метафорическому содержанию, в то же время является фильтром восстанавливающим конкретику при сохранении логического соответствия смысловой матрицы полученного расклада.

Переведём это на язык практик лиц, вынужденных принимать решения в вышеуказанных условиях с применением Рунического запроса. (Тут же заметим, что существует масса других эвристических приёмов, начиная с мозгового штурма и закачивая системотехническим моделированием. Их никто не отвергает. Но иметь лишнюю «фишку», новый эвристический приём, которого больше нет ни у кого, очень неплохо).

Покажем также всю несостоятельность научных, бытовых и иных предрассудков по поводу рунического запроса, который неверно называют «гаданием». Кому задаётся вопрос? Это вопрос к собственной интуиции, или к «внутреннему Оракулу», или к «внутреннему голосу». Этот вопрос создаёт некоторую ментальную матрицу, которая по механизмам структурного резонанса вызывает к жизни аналоги уже кем-то пройденной подобной ситуации. И этот аналог решения извлекается из шума и становится сигналом. Чаще всего это вопрос о характеристике сложившейся ситуации, в которой надо принимать решение. И сразу недоверие: интуиция это что-то непостижимое и запретное, ошибочное изначально. Но пусть тогда кто-нибудь назовёт хоть одно практическое решение, принимаемое человеком без участия интуиции. Применение метафорического языка всего лишь делает нашу интуицию вооружённой. Как глаз биноклем.

Второе возражение — руны вытягиваются из мешочка наугад, то есть здесь просто механизм случайности, «гадания», к которому нет доверия. Однако в ряде исследований показано в слепых и даже двойных слепых экспериментах, что человек в некоторых состояниях сознания влияет даже на генератор случайных чисел. На деле важнейшим, отправным свойством Сознания является его СПОНТАННОСТЬ [9]. Мастер и близко не «гадает» в примитивно - бытовом понимании этого слова, он входит в состояние «спонтанного сознания» и руны из мешочка достаются совсем по иному механизму. Механизму квантовой корелляции (или уже упомянутому структурному резонансу) между заданным вопросом и уже хранящимися в Хрониках вариантами ответов. Выбирая неведомый пока замысел решения, мастер получает в качестве подсказки на вопрос аналог запрашиваемой ситуации. Он есть, потому что люди живут не один день, и «всё уже было». Однако, это всегда только «аналог с частичным прецедентом», ибо это было в другое время, в другом месте, и при несколько иных условиях. И этот аналог надо «доработать». Поэтому метафорический ответ — это не знак того, чтобы прекратить мыслить, а способ организовать мышление. Кстати, этот же способ организации мышления — основной, применяемый в авиации, космонавтике и в операторской деятельности вообще. Аналогом являются уже произошедшие особые случаи, аварии и катастрофы. И на них пишутся инструкции о том, как действовать. Но это всегда аналоги с частичным прецедентом. Каждый случай в чём-то схож, а в чём-то уникален. Вот тут то и понимается, лётчик за штурвалом, или нет.

Но зададим простой вопрос, откуда эти аналоги появляются? Соавтор этой статьи — профессиональный военный лётчик. Им было предпринято исследование аварий и катастроф в авиации с точки зрения принятия решений экипажем в аварийной обстановке, боевой обстановке, особых случаях полёта. Оказывается до того, как написать инструкцию о том, что делать, люди искали ответ методом интуитивного поиска, происходившего порой за доли секунды. Они много раз ошибались, пока кто-то, настоящий лётчик, не открывал верного решения. Лётчики хорошо знают, что инструкции «написаны кровью». Но также хорошо они знают и то, что слепое следование инструкции — не спасение. Они знают, что завтра может произойти случай, о котором в инструкции ничего не написано. А решение принимать надо. И настоящий лётчик примет его мгновенно и безошибочно. Почему? Потому что есть Родовая память человечества — свод инструкций, аналогов, в которых отобраны те, что вели к спасению, к верному решению. И доступ к этой памяти  (особенно в аварийной ситуации) открывается, правда не всегда и не у всех.  Поэтому и возможны такие чудовищные ошибки пилотов, как при посадке лайнера в Казани (2013 год).

Строение метафорического языка соответствует логике нейрофизиологических механизмов опознавания смыслов на семантических полях нейронов мозга. Она заключается в том, что наш мозг строит виртуальные модели состояния, как собственного тела, так и внешней среды. Для обезпечения адаптивности функционирования во внешней среде эти виртуальные модели должны быть конгруэнтными. Существует механизм сравнения этих моделей на соответствие по заданным параметрам друг другу. Если обнаруживается разница по значениям какого-либо параметра между моделью внешней и внутренней среды, — появляется управляющий сигнал на его изменение. Соответствующая физиологическая система начинает минимизировать разницу параметра между внутренней и внешней моделей[7,8]. То есть любая модель внешней и внутренней среды — это аналог с неполным, частичным прецедентом.

Метафора описывает качества и их взаимоотношения, а не количество рассматриваемых параметров. Поэтому адекватным методом оперирования метафорическим переносом значений (качеств) является математическая логика логических равенств [10].

Метод П.С. Порецкого в решении логических равенств

Логика Порецкого имеет тройственную основу (троичная логика), была создана им в России и решала проблемы, с которыми не справились ни Аристотель, ни Лейбниц, ни всё человечество за 25 веков. Платон Сергеевич Порецкий вводит три логических оператора над классами качественных признаков: сложение, умножение и отрицание. Он пишет: «Пусть а,b,c,.. означают классы предметов, мысли или речи. Слово «предмет» употребляется в самом обширном смысле, относя сюда не только материальные предметы, но и предметы отвлечённые, а также явления, случаи, понятия, суждения и проч. и проч. Единственное ограничение, которому подчиняются символы а,b,c,.., состоит в том, чтобы в пределах одной и той же задачи они относились к одному и тому же миру предметов речи. Отдельные классы а,b,c,… будем представлять себе в смысле некоторых объёмов, на которые разбивается данный мир речи, объёмов, составленных из предметов, характеризуемых известными качествами А,В,С… Число отдельных предметов, входящих в каждый из этих объёмов, для нас безразлично, потому что мы будем обращать внимание только на отношения между этими объёмами. Величайший из объёмов, класс мир (предметов речи), будем символически изображать знаком единицы, т.е. 1, желая этим символом выразить, что все прочие классы а,b,c,… суть только доли этой великой единицы речи. Изучение отношений между такими дробями речи и составляет собственно предмет математической логики».

В таком контексте существует связь между каждым данным классом а и универсальным классом речи 1. И если выделить из единицы объём, характеризуемый качеством А, т.е. класс а, то получим дополнительный объём, составленный из предметов, не имеющих качества А. Этот дополнительный объём будем называть классом не-а, или отрицанием а (а1). Классы называются равными между собой, когда объёмы их равны, т.е. предметы того и другого класса суть одни и те же. Сложением классов называют такую операцию, когда предметы этих классов соединяются в новый класс, содержащий в себе все предметы, входящие в эти классы. Объём такого нового класса равен сумме объёмов первоначальных классов. Тогда а+а1 = 1.  При операции сложения классов предметы соединяются в новый класс, содержащий в себе все предметы, входящие в эти классы. Объём такого нового класса равен сумме объёмов первоначальных классов. После этого равенство: а+а1 = 1, указывающее связь между а и1, делается для нас вполне понятным и логически необходимым. Умножением классов называют такую операцию, когда все предметы, общие данным классам, выделяются из них с целью образования нового класса. Объём такого класса вообще менее объёма каждого из первоначальных классов. Пользуясь операцией умножения, зависимость между а и 1можно выразить следующим простым равенством: а=а1∙1. Эта формула указывает происхождение каждого данного класса а из класса мир. Наоборот, формула а+а1 = 1 указывает путь для обратного перехода к классу мир от класса а.

Имея какие угодно классы а, b и их отрицания а1b1, мы можем составить ряд более объёмистых классов (в сравнении с первоначальными): а + bа + b1, а1 + ba1+ b1,  а также ряд менее объёмистых классов: аbab1, a1ba1b1.

Здесь, например, класс а1 + b обнимает все предметы, не имеющие качества А, и, кроме того, все предметы, обладающие качеством В. С другой стороны, класс, например, аb, обнимает все предметы, обладающие качеством А, не имеют качества В.

Из того понятия о сложении и умножении классов, которое установлено Порецким выше, вытекает, что

A b = b + aa+a=aa+a+a+…+a=a;

1 +a=1; a+ab=a; ab=ba; a·a=a; a·a····a=a;

1·a=a; a(a+b)=a; a(b+c)=ab+ac;

(a+b)(c+d)=ac+ad+bc+bd

Чтобы оценить значение этих формул, скажем коротко, что все правила алгебры для сложения и умножения количеств имеют место и в логике, но к ним логика присоединяет два новых упрощающих правила:

1) правило a+ab=a, в котором для b=1 содержится правило a+a=a, позволяющее обходится в логике без употребления коэффициентов, и

2) правило a(a+b)=a, из которого для b=0 получается правило a·a=a, устраняющее необходимость употребления экспонентов (заметим, что класс есть отрицание класса1, т.е. класс без предметов, без объёма, или класс, состоящий из несуществующих и невозможных предметов).

Последние два правила выражают следующие два основных закона, которые П.С. Порецкий назвал законами поглощения:

1) закон поглощения подклассов классами при сложении и

2) закон обратного поглощения классов подклассами при умножении.

Эти законы обнажают технологию, при помощи которой работают совместно все качества Ключа, и все качества включаются в бытие. Если простейший гомеостат получается за счёт «склейки» всего пары противоположностей (качеств) через управляющего ими Третьего, «шефа», то для склейки 12 пар противоположностей, из которых состоит фазовый портрет человека, «шефов» становится слишком много. Здесь то и работают законы поглощения. Реализовать эту логику математически можно с помощью матриц Адамара.

Люди с развитой интуицией конечно, уже почувствовали, что мы вплотную приблизились к разгадке тайны Мер-Ка-Ба.

Из понятий сложения и умножения, установленных выше вытекают также следующие две простые истины:

1) сумма может быть равна 0 только тогда, когда каждое из слагаемых порознь - 0, и

2) произведение может быть =1 только тогда, когда каждый сомножитель порознь =1.

И это обстоятельство легко переводимо на наш обычный язык. Толпа, как бы ни была она велика, не может решить математическую проблему, которую решил всего один Г. Перельман. Потому, что сумма нулей всегда равна нулю. Но произведение единиц не может быть дробью. Только с юмором можно сказать: Ум хорошо, а полтора лучше. Произведение единиц станет новой единицей.

Приведённое краткое введение в логику Порецкого наглядно показывает, что на подсознательном уровне мы используем эту логику при решении жизненных бытовых вопросов о суждении истинности или неистинности тех или иных утверждений. Неосознаваемое и так называемое безсознательное – это не синоним полного произвола и безпорядка. Оно осознаваемого и нами, важно только найти адекватные инструменты осознания. И не полагать, что весь мир можно втиснуть в прокрустово ложе одной единственной логики. И одного единственного линейного языка. Логики есть расходный материал. Их действенность ограничивается  качествами данной фазы развития, кругом задач. Логика – в широком смысле – это способ обработки информации. Более подробное ознакомление смотрите в [10].

Человеческий мозг легко отображает в сознании как «а» так и не-«а». Например если мы возьмём все цвета радуги как единицу (расширить радугу для человека ещё одним качественно иным цветом невозможно, пока существует этот физический мир) и извлечём из всего (1) спектра качество «а», например красный цвет, то все не-«а» вместе мы увидим как зелёный цвет. Так наш мозг проинтерпретирует ситуацию не «а». Но этот цвет будет виртуальным. Или, как его зовут художники, симультанным, добавочным. Это позволило нам 24 фазное пространство метафорического языка проинтерпретировать в цветах, тоже 24. Что позже позволило нам создать совершенную цветомузыку, а также «абсолютный переводчик».

Размерности пространств метафорического языка на примере рунического расклада

В каждом из способов выражения метафорического языка (таро, и-цзин, руны и др.) после задания вопроса субъекта, существует чёткая определённая процедура формирования семантического поля путём пространственного распределения семантических элементов. Важнейшей особенностью заданного алгоритма раскладки семантических элементов является обязательная процедура введения неопределённости выбора их (семантических элементов). Это аналогично процессу нелокальной квантовой корреляции в микроквантовых процессах, только на макроуровне. Спонтанность квантового перехода есть неопределённость выбора. Многие физики исследуют эту проблему. Объяснение жизни и сознания на основе квантовой механики рассматривается с явлением разделения альтернатив [11], где оно отождествляется с сознанием (явление, рассматриваемое психологией). Квантовая корреляция возникает между ментальным образом субъекта у оператора, задающим адресность выбора семантического пространства.

Механизм выбора адресности реализуется через информационно-топологическую ментальную конструкцию у оператора образа субъекта, на которую накладывается семантический фильтр вопроса. Точно так же «работает» кисть талантливого художника. Он никогда вам не расскажет логически, как это происходит. В случае использования рун, оператор при поиске в руническом мешочке соответствующей вопросу руны, ощущает изменение восприятия тактильного характера, сопровождающееся изменением общего состояния, что даёт ему возможность выделить эту руну из остального массива нейтрально ощущаемых рун и интуитивно определить её позицию в рунном раскладе.

Изменение чувственного восприятия оператором является результатом ответного изменения состояния его сознания и возникшую информационную связь с когнитивным полем субъекта через формулирование субъектом вопроса. Проблема только в том, как войти в такое состояние и удержать его хотя бы на время поиска ответа. Практика показала, что это проблема решаемая.

Рассмотрим наиболее часто используемый расклад рун — «рунический крест»:

Здесь просматривается два направления: горизонтальное и вертикальное. Горизонтальное направление слева направо указывает временную развёртку ситуации. Центральная руна (2) указывает на состояние субъекта на момент запроса; левая руна (1) на состояние, предшествующее данной ситуации и руна (3) справа на ситуацию, которая работает из будущего.

 

Верхняя руна (4) означает доминантное влияние внешней среды на формирование динамики ситуации. Это скрытые, небесные, космические силы или факторы, формирующие онтологию событий. Нижняя руна (5) указывает на конкретные методы деятельностной активности субъекта, которые приведут к ситуации будущего состояния, выражаемые руной (3). Таким образом, вертикаль (5) → (2) ← (4) показывает управляющие влияния на субъекта, находящегося здесь и сейчас, как небесных сил, действующих через подсознание, так и земных — действующих через осознанную активность субъекта. Согласно фазовому портрету человека, действие на подсознание осуществляется руной (специфической формой движения) в основном в первом и третьем аттах. Осознанная же деятельность преобладает в основном во втором атте, реализующего социальные формы движения. По мере духовного развития личности, человек начинает всё больше осознавать влияние третьего атта (руководство со стороны неба).

Но как же происходит прочтение системокванта, если рун всего 24, а ситуаций может быть сколь угодно много? Как одни и те же крайне неточные руны-метафоры могут как раз крайне точно, практически безошибочно помочь выработать замысел решения? С позиций Аристотелевой логики, используемой нами «по умолчанию», это невозможно. Но эта логика притянута к ситуациям принятия решений «за уши» нашим сознанием, поскольку нам иной не известно. Зато логика Порецкого хорошо известна нашему «подсознанию».

На деле класс «Мир Человека» есть «единица» и он не меняется от того, что мы принимаем какие-то решения. Других качеств, кроме этих 24 у нас нет. Это как в музыке. Там тоже нот всего семь. Но музыкальных произведений может быть множество. Но от того, что их множество, отправное количество качеств не меняется. Смотри ещё раз формулы Порецкого. Что бы с нами не случилось, мы можем реагировать только как люди, и только проявляя что-то из своих качеств. Ясно как белый день, что одно и тоже качество, но в разной обстановке деятельностной активности, будет конкретизироваться по-разному. Например, руна Лагу, символизирующая качество «совершенство в спокойствии», имеет также значение лагуны, воды. Если речь идёт о ситуации, которая может сложиться на сплаве по реке, при анализе которой выпала перевёрнутая Лагу, то понятно, что лодка перевернётся. Если эта же перевёрнутая руна выпадает при анализе ситуации с финансовыми отношениями, то руна напоминает крючок, на котором ты пойман. И говорит уже не о спокойствии, а безпокойстве и смятении. Речь идёт о кредитном крючке. Даже при небольшом опыте мастера, с «поставленной» рукой, он мгновенно через механизм умножения качеств, открытый Порецким, уточняет ситуацию до такого состояния, когда можно легко сориентироваться. И начать действовать по независимому сценарию.

Заключение

Символьный метафорический язык является одним из важнейших инструментов работы нашего сознания, формирующим и выявляющим смыслы из безконечного потока информации внешней и внутренней сред. Человечество на протяжении всей своей истории разрабатывало методы и инструментарий навигации в информационных потоках для конкретизации метафорических символов в приемлемые смыслы языка народного бытия. Их оказалось те так много и все они в смысловом плане пересекаются между собой, примерно одинаково описывая ситуационные позиции жизни.

В космос внешний, физический, человечество массово не прорвалось. Там летали и летают единицы. Зато мы массово прорвались в космос внутренний, информационный. Поток информации – уже и не поток, а информационное цунами, вал, на вершине которого что-то появляется и существует в рейтинговых рамках. Но всё же недолго. Чаще всего это мусор, но бывает, что из глубины выносится глубинное, Ядерное Знание. И этот момент  нужно не прозевать.

Ядерное Знание – это знание о том, как человечество смогло остаться таковым в чреде множества цивилизационных катастроф. Это наш «Ноев Ковчег», который всегда наготове.

Сегодня Ядерное Знание является нам в виде генетических и психогенетических алфавитов, логик работы сознания, которые есть и в том, что мы называем неосознаваемым. На самом деле осознаваемо всё при соответствующих инструментах осознания. Осознаваемо всё, ибо всё порождалось Творцом Сущего, обладающим мудростью и сознанием. А не осознаваемо то, до чего мы просто не доросли и возможно не дорастём никогда. И потому в нашем мире и Мирах грядущего, в нашем сердце всегда останется место для Бога.

Удержаться «на плаву» в прежних «толпо-элитарных» представлениях об управлении социумом, в прежних представлениях о человеке «остановленном» в рамках одной профессии и одной жизни; в рамках науки остановленной в одной парадигме, в рамках единственной логики, не удастся. Сегодня мы имеем дело не с задачей строительства огромного корабля, на котором выплывут из мирового цунами только миллиардеры. А с задачей поиска образа человека Совершенного, обладающего мультипарадигмальным восприятием. С личностью мультиимпликативной, способной ориентироваться в различных каналах реальности, обладающей многомерным и многоаспектным сознанием и развитой системой мышления, включающей ряд непривычно звучащих для нас логик.

Отметим также серьёзное смещение управленческих акцентов. Задачи грядущего уже не ставят на доминирующее место политику. «Кратию» – какой бы она ни была. «Отбор достойных» уже не доминирует. Потому что если нет подготовленных — то выбирать некого и не из кого и некому. Доминировать начинают задачи Новой Педагогики, нацеленной не на подготовку «человека у конвейера», специалиста. А на возрастание человека как такового. Человека, обладающего развитым внутренним миром и несущим в себе нематериальную стоимость, которая может многократно возрастать в результате духовной работы.

Люди должны уйти от обречённости своей судьбы, от её жёсткой обусловленности рамками своей профессии, клана, материального и общественного статуса родителей. Сияющие вершины Человека Совершенного показывать нужно. Идти к ним или нет – это уже забота и выбор каждого из нас, который никто кроме нас не сделает.

Бухтояров Александр Александрович, д.пс.н. (Николаев)

Степанов Александр Михайлович, д.м.н., проф. академик РАЕН (Москва)

Литература: 

1. Бухтояров А.А., Степанов А.М.  Третий Эон  – Уфа, 2006. 348 с.

2. Носов Н.А. Виртуальный человек: очерки по виртуальной психологии детства. - М.: Магистр, 1997. - 192 с.

3. Добрякова А.В. Единая матрица рунических знаков. //Дельфис. Независимый рериховский журнал. №3(8), 1996. –С. 73-77.

4. http://www.reflexion.ru/club/KIR-PZ.pdf   Клуб  Инновационного Развития Института философии РАН. Методологические аспекты инновационного развития России. Проектно-аналитическая записка по итогам работы КИР за 2009 год. Ответственный редактор В.Е. Лепский. – М. 2010. –16 с.

5. Пылаев А. Руны: «Утраченный ключ к мирозданию». //Газета Аномалия, №3(87) 1995г.

6. Фромм Э. «Бегство от свободы». – М.: Академический Проект? 2008.254c.

7. Степанов А.М. Гомеостатические механизмы формирования сознания. Я не только я. //Сознание и физическая реальность. Т. 14, № 12, 2009. – С. 9-13.

8. Степанов А.М., Агафонов Б.Е.  Гомеостатические механизмы формирования сознания. Теоретическая модель процессов осознавания. //Сознание и физическая реальность. Том 7, №,1, 2002. – с. 28-44.

9. Налимов В.В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. – М.: Прометей, 1989. – 287 с.

10. Порецкий П.С. Логические равенства. О способах решения логических равенств и об обратном способе математической логики. – Москва, Русская Правда. 2011 – 160 с.

11. Менский М.Б. Сознание и квантовая механика. Жизнь в параллельных мирах. – Фрязино: Век 2. 2011 – 320 с.


 [1]Мета́фора (от др.-греч. Μεταφορά— «перенос», «переносное значение») — троп, слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим на основании их общего признака. Термин принадлежит Аристотелю и связан с его пониманием искусства как подражания жизни. Подобные взгляды высказывал ранее Платон («Государство»).

 

 

 

Для того, что-бы оставить комментарий - необходимо зарегистрироваться.